Факты:
Инфографика 1951г., геолог М. Н. Грищенко

нь.

''Если я останусь'': Миа, моя Миа

В волгоградском прокате - экранизация одного из ''сложных'' подростковых бестселлеров последних лет

«Если я останусь»

Режиссер Р. Дж. Катлер

США, 2014

 

«Милые кости» пятилетней давности были только первой ласточкой – а настоящая весна для жанра «тяжелого подросткового кино» приходит сейчас. Идет она вслед за расцветом так называемой sick-lit – «больной литературы»: книг, с той или иной мерой такта эксплуатирующих тему умирающих/находящихся при смерти подростков. Через неделю на российские экраны выйдет, возможно, главный хит года для «тонкочувствующих» – экранизация романа Джона Грина «Виноваты звезды», а сегодня в кинотеатрах стартовала другая экранизация – книги «Если я останусь» американской писательницы Гейл Форман.

У старшеклассницы по имени Миа (Хлоя Грейс Морец), дочери слегка сумасбродной парочки панков в отставке, до поры до времени была в жизни одна любовь: ее виолончель, на которой она играла самозабвенно, растворяясь в музыке так, что оставалась музицировать в одиночестве еще долгие минуты после звонка с урока. В такие моменты ею и любуется популярный в школе рок-н-ролльщик Адам (Джейми Блэкли), однажды он решает-таки познакомиться – и между ними быстро разыгрывается роман, первый для обоих.

Рок-группа Адама завоевывает все новых поклонников, на нее сыплются приглашения выступить в соседних штатах; Миа мечтает поступить в Джулльярдскую школу в Нью-Йорке – самый желанный вуз для академического музыканта. Но одним снежным утром Миа с семьей попадает в автокатастрофу – и девочка впадает в кому. Точнее, в кому впадает ее тело, тогда как душа, напротив, получает почти физическую оболочку, а вместе с ней и возможность наблюдать за происходящим в больнице, слушать слова родных и друзей у койки, размышлять над тем, нужно ли продолжать жить – или проще покончить со страданиями…

Очевидно, главная интрига фильма (а прежде – книги) – в том, на какую сторону склонится чаша весов в душе травмированной девочки. «Теперь все зависит от тебя, только ты можешь выбрать, жить или умереть», – шепчет пациентке на ухо заботливая медсестра, успокаивая больше собственные нервы, чем Мию. И Миа внимает этим словам, принимаясь вспоминать эпизоды из последних полутора лет своей жизни и анализировать собственную нужность в нашем мире.

Однако эта отделенная от тела душа – не более чем метафора: фильм лишен какой-либо мистики (в отличие от «Милых костей»), жанрово он идеально вписывается в подростковую мелодраму, причем довольно топорную в плане выражения смыслов. Картина снята с прицелом на две вещи: во-первых, пронять до слез большинство зрителей (и чем ближе к финалу, тем больше встретится трогательных сцен и вовремя выстреливших «чеховских ружей», развешанных на стенах ранее по ходу действия), во-вторых, достучаться и до того смотрящего, кто предпочел бы сходить на «Типа копов», но легко поддался уговорам своей спутницы. Оборотная сторона таких умеренно похвальных устремлений – наивность и искусственность происходящего на экране. По глубине это еще не «ты меня бум-бум-бум, я тебя бум-бум-бум», но уже и не «как жаль, что тем, чем стало для меня твое существованье, не стало мое существованье для тебя»: сцены фильма «Если я останусь» в состоянии растрогать человека, давно уже не 16-летнего, но к сентиментальности этой обязательно примешаются снисхождение к героям и самоирония.

Самоирония – то, чего так не хватает фильму: уж очень тут серьезны и кристально чисты все чувства, а потому всё как будто понарошку. Так оно, в общем-то, и бывает в реальности: нет любви серьезнее и острее, чем самая первая, но вспоминаешь ее потом – а была она словно не взаправду и не с тобой.

Если я останусь рецензия,Если я останусь Волгоград,Если я останусь Гейл Форман Волгоград