''Люси'': Цветы для Скарлетт Йоханссон

Идущий в российском прокате боевик Люка Бессона наследует и классике мировой фантастики, и сложнейшему шедевру Терренса Малика

«Люси»

Франция, 2014

Режиссер Люк Бессон

 

Правду говорят: большое видится издалека. Три года назад американский режиссер Терренс Малик выпустил фильм «Древо жизни», в котором рифмовал историю некой семьи с развитием Вселенной, – и тогда казалось, что эта обласканная критикой, но совершенно неудобоваримая притча так и пропишется в кинематографических анналах уникальным зрелищем для немногих.

В 2014-м становится ясно, что техасский затворник потряс не только киноведов, но и своих коллег по цеху, породив новую волну фильмов, запараллеливающих сюжетные коллизии с, ни много ни мало, перипетиями космогенеза. (Впрочем, заметим в скобках, что Малик не первым вспахал эту целину – до него был великий Стэнли Кубрик с «Космической одиссеей 2001 года», но сколько современных зрителей добиралось до этой нетленки?) Только в этом году на экраны вышло как минимум две картины, имеющие право называться ветвями маликовского «Древа жизни»: «Превосходство» Уолли Пфистера в июле и «Люси» Люка Бессона в сентябре.

Персонаж Скарлетт Йоханссон – дурнушка Люси, едва умеющая связать пару слов, за 500 долларов соглашается оказать услугу своему приятелю: передать кейс суровому господину Янгу (Чхве Мин Сик, звезда оригинального корейского «Олдбоя»). Янг оказывается главой преступной группировки, неизвестно откуда взявшей новейший стимулятор мозговой активности (банда головорезов слабо похожа на людей, способных синтезировать уникальное средство, а всех медиков и ученых в фильме факт существования такого вещества искренне изумляет), и Люси ему нужна в качестве транспортного средства для крупной партии чудодейственных голубых кристаллов. Но так случается, что вещество попадает в кровь девушки – и ее интеллектуальные способности моментально и многократно возрастают, а вслед за ними и вовсе открываются умения из волшебных сказок или MMORPG. Все потому, что теперь Люси может использовать потенциал своего мозга не на 10%, как якобы все люди, а сначала на 20%, и далее все больше и больше.

В сюжете «Люси» легко узнаются хиты последних лет: препарат, который неумышленно принимает заглавная героиня, аналогичен таблеткам NZT из «Областей тьмы», а роль дамочки с неконтролируемыми суперспособностями Йоханссон уже успешно сыграла в оскароносной картине «Она». В паре же с упомянутым выше «Превосходством» новинка от Люка Бессона образует жанровый подвид «sci-shooter’ов», «научных боевиков». Очевидно набирающий популярность субжанр эксплуатирует, помимо зрительской любви к перестрелкам (тем более с участием миловидных, но чертовски крутых девиц), популярные научные идеи или проблемы.

Так, Бессон прекрасно знает, что гипотеза о 10-процентном задействовании человеком своего мозга не имеет ничего общего с реальностью, но находит ее исключительно подходящей для кино. Наше непреодолимое незнание об истоках жизни на Земле тоже можно использовать на экране – бесконечно фантазируя на тему сверхчеловека, способного наконец понять всё и сразу, от Большого Взрыва до онтогенеза. Высказываясь на столь масштабные темы, можно с чистым сердцем забивать на детали в суетной, мирской фабуле: число недообъясненных вещей и банальных нестыковок в «Люси» зашкаливает, и величию замысла явно предначертано затмить мелкие огрехи.

Затмить не получается – и в результате фильм провисает не только в интеллектуальной составляющей (при всем уважении к французскому кинематографисту, Люк Бессон – не Бенедикт Спиноза в деле полета мысли), но и в части динамичной. От провала «Люси» спасают приятный – всего полтора часа – хронометраж, обилие по-настоящему эффектных, запоминающихся кадров и самозабвенная игра Скарлетт Йоханссон. Актриса, хочется верить, вступает в золотой период своей карьеры, и с каждым новым фильмом она играет все точнее, все смелее, все тоньше – причем, как правило, бенефисные роли. Продолжает оставаться мерилом качества, никогда не снимаясь в однозначно плохих фильмах, и Морган Фриман: здесь его персонаж (ученый, исследователь мозга) пребывает в тени, но именно он отвечает за серьезность происходящего – не будь Фримана, от сюжета остались бы только полчища взъерошенных корейцев, гоняющихся за Люси.

А если же, наоборот, убрать из истории Люси всех этих полоумных бандитов, то останется чистейший Дэниел Киз: как и в «Цветах для Элджернона», бесконечный разум оказывается непосильной ношей для простого смертного. Хотя, в отличие от кизовского Чарли, бессоновская Люси все-таки успеет оставить человечеству послание – понять которое будет едва ли проще, чем маликовское «Древо жизни».

Люси фильм рецензия,Люси Волгоград рецензия,Скарлетт Йоханссон Волгоград