Факты:
Инфографика 1951г., геолог М. Н. Грищенко

нь.

Интервью>

Любовь Лисина

02.02.2016
Фото Любовь Лисина
Любовь Лисина
Руководитель школы искусства фаершоу «Семаргл»
«У нас – всё, как в театре»

Школа искусства фаершоу «Семаргл» – одна из немногих в Волгограде, представляющих одно из самых таинственных и завораживающих действ – танец с огнём. Это не так просто, как кажется на первый взгляд. Ребята работают с огнём, огненным реквизитом и пиротехникой. О том, как начать заниматься этим искусством, с чего начать и где, мы поговорили с руководителем школы Любовью Лисиной. 

 

– Не страшно работать с огнём?

– С огнём работать страшно, если не уверен в своих силах. Первый раз брать открытый огонь в руки, естественно, страшно всем. Но чем больше тренируешься, тем меньше боязнь. К огню привыкаешь. Это как боязнь высоты: первый раз и на уровне десяти метров над землёй голова закружится, а если работаешь высотником, например, то и двести метров не внушают страха, потому что чувствуешь высоту уже на уровне подсознания. Так и с огнём.

– Как поняли, что огонь – ваша стихия?

– Гороскоп прочитала (смеётся). На самом деле страсть к открытому огню появилась ещё в детстве. И нет, это не было романтично и поэтично, как созерцание костра или искорок в камине. Я любила смотреть на пожары, до сих пор завораживает. С одной стороны, панически боюсь их, а с другой – жалею, что у нас в стране на тушение пожаров законодательством запрещено брать женщин. Кстати, буквально этой осенью я и мой ученик по фаер-шоу Александр Белоножко помогали пожарным в ликвидации огня в частном секторе на Дар-горе. Чувствовали потом себя героями.

– А когда решили открыть школу?

– Идея открыть школу фае-ршоу пришла в голову сама собой. Ещё в далёком 2010 году у меня появилась идея собрать вместе всех, кому интересен жанр фаер-шоу и объединиться в театр огня. Назвали мы его «Ignispess». Нам выделили зал для тренировок с низкими потолками, вечно страдающими цветами на подоконниках и маленьким зеркалом на одной стене. «Ignispess» участвовал во всяческих соревнованиях, выступлениях, заказах, и по сути, был не столько школой, сколько кружком по интересам. В 2011-м мы распались: кто-то бросил фаер, кто-то уехал. Прошло два года, и мой товарищ, руководитель творческой лаборатории «Атом-Шоу» Константин Кудинов подал идею о возобновлении фаерской деятельности. И тогда уже, 13 ноября 2013 года была создана школа искусства фаер-шоу «Семаргл», целью которой является не только организация огненного шоу, но и по большей части обучение молодёжи этому жанру.

– Чему учите своих учеников?

– Учу, в первую очередь, тому, что умею сама. А сама я умею далеко не всё. В сфере фаер-искусства день ото дня появляются новые фишки. За всем угнаться и не получается. Поэтому, если ребята осваивают всё, что умею я, мы начинаем учиться вместе по видеоурокам западных мастеров. Я, как человек с опытом, разбираюсь визуально в движениях на видео и потом уже объясняю ребятам, как сделать тот или иной элемент. Иногда приходится осваивать и неиспользуемый нами ранее реквизит. Иной раз сами придумываем новые элементы совместно с ребятами.

– Все ли могут быть фаерщиками?

–...Очень сложный вопрос. Если подразумевается возраст, то фаерщиками могут стать все: от мала до велика. Способности у всех разные, усваивает информацию каждый по-своему. Главное в этом деле – это внимательность, стремление к саморазвитию и просто адское терпение, многие сдаются в самом начале пути. Как говорится, успеха добьётся лишь тот, кто к нему стремится. Главное – желание.

– Как и где вы научились крутить инвентарь?

– Я три месяца училась крутить носки с гречкой (смеётся). Однажды друзья позвали меня на фестиваль субкультур «Тыква Фаер Фест» в ноябре 2008 года, я впервые увидела огненное шоу. Сразу после фестиваля подошла к одной из участниц и попросила научить меня. В общем, учили меня всем фаер-сообществом, каждый понемногу. Вообще в те годы часто проводились свободные «покрутоны» в центре города. Собирались все фаерщики и под живые барабаны жгли, за что нас недолюбливала милиция. Первый клуб, в котором я состояла, назывался «Киа Ора», базировались мы в ДК им. Петрова в Советском районе. Потом уже появился «Ignispess», но о нём я рассказывала выше.

– Что требуется для того, чтобы выступление можно было назвать «шоу»?

– Организация мероприятия, его сценарий. Это самое важное. Естественно, должны быть поставленные номера, тщательно подобранная музыка, грамотно отработанные элементы, разнообразие в реквизите. Хотя по зрелищности огня, любое выступление уже можно назвать шоу. Большой восторг у зрителей вызывают искро-шоу и пиро-шоу. Это уже проверено временем.

– Какой самый большой или необычный заказ вы выполняли?

– Скажем так, заказов у нас немного было, мы больше акцентируемся на общественных мероприятиях, зачастую устраиваем их сами. Самое большое шоу мы устраивали в конце мая на монументе Ленина. Мероприятие называлось «Тепло Красноармейскому». Мы использовали цветной дым, дождь из искр, цветную пиротехнику. Всё длилось час. Зрители были довольны. Мы тоже. А самое необычное выступление было во Фролово. Устроили фаер-шоу близ промзоны, люди из окрестностей подумали, что начался пожар, вызвали МЧС. Приехали три пожарные машины, из которых вышли человек двадцать. Разошлись с миром и с предложением в следующий раз выступить на территории пожарной части г. Фролово.

– Расскажите, а есть ли в выступлениях импровизация? Можно ли отойти от сценария программы? 

– Конечно, а куда без этого? Сложнее, если номер парный или групповой, там уже приходится ориентироваться на месте, т.к. многие групповые номера рассчитаны либо на синхронность кручения, либо на «разделение обязанностей». Тут всё зависит от слаженности коллектива. Приходится быстро соображать и обыгрывать ситуацию, если кто-нибудь из ребят что-то забыл или пропустил. Всё, как в театре.

Нашли ошибку?
Выделите и Ctrl+Enter

Комментарии: